sTHINKs (sthinks) wrote in emiggo,
sTHINKs
sthinks
emiggo

Categories:

Ну, и раз уж я встала

Еще чуть-чуть об актерах и о несовпадении красоты и сексапильности - давняя чудесная байка от замечательной starayavredina.


ИГРЫ ПОДКОВЁРНЫЕ (ИЛИ: ВСЕГО ЛИШЬ НЕСКОЛЬКО ДИАЛОГОВ!)
Подготовительный период. Поиск и утверждение актёров на роли. Актёр Караченцов возвращает мне прочитанный сценарий.

- Прочитал. Так, к какой роли, вы говорите, актёру Караченцову готовить своё трепетное сердце?

Звучит мой внутренний голос: «Блин! Начинается...»

В привезённом ему на читку сценарии, мной лично, было написано на титульной страничке: «Уважаемый Николай Петрович, как мы и говорили по телефону, режиссёр предлагает Вам роль «Х». Пожалуйста, обратите на неё внимание при читке...».

- Роль «Х», – отвечаю я, не понЯв намёка. - Подлого злодея, который окажется в финале хорошим человеком.

- Неинтересно, – отрезает Николай Петрович. – У меня этих хороших людей в послужном списке: вот сколько! - следует выразительный жест ребром ладони по горлу. - Надоело. Да и играть там особенно нечего!

Я молчу. Во-первых, я с ним совершенно согласна, во-вторых, понимаю, что это ещё не финал разговора. И Караченцов тоже молчит. Но он замечательный актёр – ему паузу держать легче.

- А к чему актёр Караченцов согласен готовить своё трепетное сердце? – вздохнув, не выдерживаю я.

- Ну... - как бы задумывается он. – Пожалуй, к роли хорошего человека, который потом окажется злодеем. Там, по крайней мере, есть что играть.

- Альтернативы есть? – интересуюсь я.

- Любочка, ну какие могут быть альтернативы? Я так загружен в театре, на телевидении, в Германии досъёмки...

- Ясно.

Следующий диалог с режиссёром. Алексей Александрович Коренев для ассистентов – подарок. Спокойный, интеллигентный, знает, чего хочет и склонен к компромиссам. Работать с ним приятно.

- Алексей Александрович, а что, если вместо Абдулова на эту роль...

- Нет.

- Ну попробовать, в порядке эксперимента...

- Нет. На эту роль я хочу Абдулова. Вы с ним связались?

- Его сейчас нет в Москве (что правда). Возвращается только через неделю.

В моём распоряжении неделя. Ещё пара диалогов. Разведка боем.
Звонок подруге на Мосфильм

- Люся, у тебя сейчас Караченцов на картине трудится? Как он? Сложностей из-за занятости в театре не возникает?

Восторженные вопли в телефонной трубке.

- Любочка, Николай Петрович - чудо! Сроки выдерживает железно. Ни разу не подвёл. Умница, интеллигент, потрясающее чувство юмора. С партнёрами - лапочка. Вся съёмочная группа в него влюблена. При такой сумасшедшей занятости – всегда и везде - вовремя. По нему часы проверять можно. Работает гениально. И совершенно не сноб - обаяние космическое!

- Ясно. Спасибо, подруга. А что скажешь об Абдулове?

- Не знаю, мне не приходилось с ним встречаться. Позвони Витьке – он всех знает...

Звоню Витьке (это человек, выросший в павильонах «Мосфильма»; он действительно знает всех и вся).

- Витенька, мне режиссёр велел с Абдуловым связаться, а его в Москве пока нет. Вот собираю досье: чего от него ждать можно? В смысле, в работе?

Витька, как человек, искренне любящий всех актёров, и безоговорочно, навсегда преданный делу важнейшего из искусств, мнётся... Говорить о ком-то из актёров плохо - это для него: нож в сердце. С другой стороны, и мы с ним знакомы не первый год, и вешать мне лапшу ему совсем не хочется. Завтра ведь, возможно, ему придётся мне звонить с таким же вопросом.

- Ну, мужик-то он хороший... - бормочет Витька. - Не... Правда, классный мужик.

- Но?.. – подхватываю я.

- Бывает сложновато с ним работать...

- В смысле?.. – продолжаю допытываться.

- Слушай, Любаня, позвони Наташке, она как раз с ним картину отработала, спроси у неё, тебе дать её телефон?

- Есть у меня её телефон, продажный ты либерал-соглашатель, – благодарю я Витю. - Спасибо за помощь!

- Нет, ну ты чё? Я, правда, с ним давно не работал, мало ли, может, сейчас что не так...

Звоню с тем же вопросом Наталье.

- Ой, Любаня, - вздыхает Наталья. – Ну, хороший он человек и всё такое, только намучаешься ты... Не понимает он некоторых вещей.

- Каких, Наташка, не темни! Режиссёр его на главную роль хочет. Съёмочных дней до фига и всё на выезде. Прилётов-улётов штук 20 будет.

- Тогда запасайся валидолом. Вся группа будет сидеть без премии, а ты будешь крайней.

- Излагай.

- Ну вот тебе пример: еду в машине с другим актёром. Надо забрать Абдулова из дома, отвезти в аэропорт, а этот актёр, что у меня в машине, по другой картине едет – тоже в аэропорт. На диспетчерской одну машину выделили – ты же знаешь, что у них с бензином творится. Договорились о времени. Абдулов обещал спуститься и ждать у подъезда. Центр Москвы, пробки везде. Подъехали на 5 минут позже – никого. Звоню в домофон. Говорю ему:

- Александр Гаврилович, машина здесь. Мы вас ждём.

- Вы опоздали на пять минут, – отвечает.

Я, как последняя дура, изиняюсь перед ним за то, что в центре Москвы пробки и т.д. Уломала. Спускается вниз. Минут через 15. А мы, заметь, в аэропорт уже опаздываем. Спустился, открыл дверцу машины, поздоровался с актёром внутри, развернулся на 180 градусов и обратно в подъезд. Я за ним.

- Александр Гаврилович, в чём дело?

- Я не понял, за мной должны были прислать машину, а там у вас уже кто-то сидит...

- Александр Гаврилович – этот актёр едет по другой картине. Диспетчер объединила две поездки. У них бензина нет.

- Меня это не волнует! – повернулся и ушёл.

Билет пропал. Съёмка сорвалась. И угадай, кто оказался крайним?
В общем, готовься, подруга, будешь отвечать за всю Советскую власть!

- Спасибо, Наташ. Теперь я поняла, отчего Витька мочало жевал...

Снова подкатываюсь к режиссёру.

- Алексей Александрович, Абдулова в Москве ещё нет. А что, если пока попробовать...

Коренев, который сам когда-то работал ассистентом, все эти заходы знает и только смеётся:

- Любочка, я всё понимаю. Нет.

- Но можно мне изредка возвращаться к этому разговору? Вдруг, я вас всё-таки уговорю?

- Возвращаться и пытаться - можно, – снова смеётся Коренев. – Сколько угодно! Но предупреждаю – бесполезно. Не уговорите.

Пытаюсь вербовать сторонников. У нас замечательный оператор, Анатолий Михайлович Мукасей. По последним разведданным - он дружен с Караченцовым. Попытка – не пытка.

- Анатолий Михайлович, ну помогите уговорить режиссёра. Вы же знаете, Николай Петрович может сыграть - всё. И он ваш друг, в конце концов!

- Люба – нет! Не получится. Снимать его тяжело. Здесь нужен красавец. А Коля, мягко говоря, не...

- Анатолий Михайлович, но вы же профи, - пытаюсь я беззастенчиво льстить, - вы же кого угодно красавцем на экране сделаете! А тем более своего друга!

Теперь смеётся уже Мукасей (смешливые какие-то все попались, ё-п-р-с-т!):

- Да, Коля мой друг, и если ты ему ляпнешь хоть слово из того, что я сейчас тебе сказал – убью. Предупреждаю.

- Ясно. Не ляпну. В сторонники не идёте, значит... Ладно, ну хоть отговаривать не будете, если Коренев согласится снимать в этой роли Николая Петровича? А то, вот как проболтаюсь!

- Нет. Вмешиваться не буду. Только не надейся, не уговоришь ты Лёшу, лучше связывайся с Абдуловым или предлагай кого другого...

- Посмотрим... (пробурчала я себе под нос)

Это есть наш последний и решительный... диалог:

- Алексей Александрович, вот вы сейчас в хорошем настроении. Давайте, я воспользуюсь этим...

- Люба, ты опять за своё? Я Колю на эту роль пробовать не буду!

- Ну признайтесь, Алексей Александрович, чем он Вас не устраивает? Замечательный же артист! Ну объясните своей тупой ассистентке?

- В последний раз: на эту роль мне нужен красавец! Сексуальный красавец! Понимаешь?

- Не понимаю! Потому что вы путаете понятия. Красивый – это одно, а сексуальный – это совершенно другое! Я вам как женщина это заявляю.

- А вместе? И красивый и сексуальный? – удивился режиссёр.

- Совершенно исключено! – нахально заявляю я.

- Любочка, - возражает Коренев, - у Вас очень своеобразный взгляд на этот вопрос, но я снимаю кино для нормальных женщин.

- А я и говорю от имени нормальных женщин! Красавец ваш любит только своё отражение в зеркале и НОРМАЛЬНАЯ женщина ему этого никогда не простит. А сексуальный мужчина любит всех женщин на свете. И НОРМАЛЬНЫЕ женщины всегда будут ему за это благодарны!

- Люба, - возмутился Коренев, - да вы просто влюбились в Караченцова. Признавайтесь!

- Если это и так – то это лишь подтверждает мои слова. Не в Абдулова же я влюбилась!

(Я не стала рассказывать режиссёру о своём табу. В этой игре – все средства хороши – пусть думает, что хочет!)

- Нет. Вы меня не убедите, – подумав, заявил Коренев. - Вы – всего лишь ЧАСТНЫЙ случай.

- Дайте мне 15 минут и я докажу Вам, что я ОБЩИЙ случай!

- Уверены, что сумеете? – заинтересовался Коренев.

- А вы дадите ему эту роль, если сумею за 15 минут доказать, что права?

- Доказывайте, – сказал заинтригованный Коренев. - А там посмотрим.

- Тогда идите за мной! – и я вышла в коридор.

Мы шли по забитому людьми студийному коридору. Дело происходило в разгар рабочего дня и долго высматривать знакомых мне не пришлось.

- Галка, привет! - обратилась я к знакомой монтажнице. – Вопрос на засыпку: с кем бы ты переспала: с Абдуловым или с Караченцовым?

- Конечно, с Караченцовым, – не задумываясь, ответила Галка.

- Спасибо. Всё.

Галка, безразлично пожав плечами, продолжила свой путь, а я уже высмотрела другую знакомую даму - второго режиссёра.

- Алла Викторовна, скажите, пожалуйста, с кем бы вы предпочли провести ночь, если бы у вас был выбор, с Караченцовым или с Абдуловым?

- Только один выбор? – уточнила Алла Викторовна, с мечтательной улыбкой.

- Да, – жёстко ответила я. – Один, он же единственный.

- Тогда... - Алла Викторовна снисходительно на меня посмотрела. – Конечно же, с Караченцовым, детка.

- Спасибо.

Третья была костюмерша.

- Ленка, с кем бы ты....

- Ну, ты даёшь! Конечно, с Караченцовым! – заорала она в ответ, ни на секунду не задумавшись.

- Простите, – интеллигентно так, решился вставить слово Коренев, – а можно узнать: почему? Разве Абдулов не красивее?

Ленка была девушкой молоденькой, на студии работала недавно, кто такой Коренев, понятия не имела. Она снисходительно посмотрела на немолодого мужчину, скривилась в презрительной усмешке и сказала:

- Фи, красивее! Ну и что?! Караченцов - мужик потрясный – это же за километр любой бабе видно. А с вашими красавчиками... иди знай, на что ещё нарвёшся... – потом подумала и добавила... – и вообще: это ещё вопрос, у кого из них фигура красивее и...

- Всё Ленка, всё! – прервала я её, пока она не стала развивать тему дальше. - Ты иди, мы ещё социологический опрос не закончили.

В общем, 15 минут мне не понадобилось. В женщинах наших студийных я не ошиблась! Их не проведёшь. Минут через десять Коренев сдался.

- Достаточно. Мне хватило, – сказал он.

Мы вернулись в комнату нашей группы. Ещё минут десять Коренев курил и размышлял. Потом обратился ко мне:

- Ладно, Люба. Позвоните Караченцову и скажите, что мы хотим в порядке эксперимента попробовать его на другую роль. Если он согласится, будем назначать кинопробы. И давайте думать, кого искать на роль положительного героя...

- Нет! Ну, ни хрена вы, бабы, не понимаете! – добавил он после паузы.

А мне было уже всё равно. Ну и не понимаем. Ну и что. Зато работать с Николаем Петровичем было одно удовольствие. Люська не соврала, его обожала вся группа. Он ни разу никого не подвёл. И там где он появлялся, – на лицах появлялись улыбки.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →